Теория органичности

Интервью с архитектором Андреем Цыганковым

«Звездные» квартиры | №9 (88) '2010

Андрей Цыганков, выпускник МАрхИ, основатель архитектурного бюро NOGRAPH, имеея большой опыт проектирования частных объектов, в последнее время архитектор обратил интересы в сторону создания общественных интерьеров, став одним из успешных и ярких авторов московского ресторанного дизайна. «Красивые квартиры» решили расспросить Андрея о том, что такое гармоничный и красивый интерьер.

Корр. Андрей, в архитектуре Вы уже пятнадцать лет. Скажите, насколько логичен ваш приход в эту профессию?

А.Ц. | Среди родственников архитекторов у меня нет. Но я с детства хорошо рисовал, поэтому в старших классах, когда встал вопрос о поступлении в вуз, как-то сама собой возникла идея архитектурного института. С первого раза я не поступил, пошел в архитектурный техникум, лишь потом все-таки поступил и окончил МАрхИ. И осознание, что выбор сделан верный, посетило меня только на последнем курсе.

Корр. Если проанализировать спрос, то как менялись на протяжении нескольких десятилетий вкусы людей?

А.Ц. | И тогда, и сейчас на народ сильно влияют средства массовой информации. Когда показывали сериал «Рабыня Изаура», все видели себя живущими на похожих виллах, после «Богатые тоже плачут» стали заказывать дворцы и т.д. Позже многие стали ездить по миру, поэтому пошли заказы апартаментов — как в дорогих гостиницах. Только, наверное, в последние лет шесть у людей явно изменились потребности, они, видимо, пресытившись всем, стали предпочитать что-то спокойно-нейтральное, без чрезмерности. Естественно, существует интерь­ерная мода, и если еще пять лет назад на пике был ар деко, то сегодня царит сумасшедшая эклектика. Одно время увлеклись минимализмом, но он оказался совсем недешевым, так что теперь его выбирают единицы. Подражание западным образцам как было, так и осталось, но этот аспект нельзя трактовать как негативный. Нам еще есть чему учиться, куда расти.

Корр. Какую стилистику в интерьере считаете чужеродной для себя?

А.Ц. | Мне не нравится модерн категорически. И русский, и ар нуво, и все другие направления. А вот английский и французский стили XVIII века обожаю! Но при этом, если долго нахожусь в антикварном салоне, у меня начинает болеть голова от скопившейся чужой энергетики. Все-таки на старинные вещи мне приятно смотреть лишь издалека как на предмет искусства, а жить я предпочитаю в новом.

Корр. Тогда не могу не спросить: как выглядит Ваша квартира?

А.Ц. | Это большое светлое пространство с минимумом навороченных светильников — в основном технический скрытый свет, абсолютно разная мебель простых форм.

Корр. Что бы Вы не советовали применять при оформлении жилища?

А.Ц. | Мне кажется, основная дизайнерская проблема в России в том, что у нас не пытаются отразить себя в интерьере, а стараются привнести туда надуманную историю, развить какой-нибудь сюжет из кино или литературную тему… Или тему путешествий… То есть почему-то повсеместно хотят создать некую иллюзорную мосфильмовскую декорацию, а не реальную территорию для собственной личности. Но это же нелепо: ехать по пасмурной грязной Москве зимой, а заходя в квартиру видеть какое-нибудь яркое Средиземноморье, но с видом на гаражи и помойку! Тогда уж имеет смысл приобретать недвижимость именно в той стране, о которой мечтаете, и там сообразно климату ее обставлять. Интерьер должен быть все-таки гармоничным. У Агаты Кристи я однажды прочитал замечательную фразу. Ее основной смысл: когда к вам в гости приходят друзья и говорят: «У вас первоклассный был архитектор!» — значит, вы проиграли. А если они признаются, что у вас очень теплый уютно обставленный дом, — вот это уже комплимент. Это золотые слова!

Корр. Тогда от чего Вы советуете отталкиваться при оформлении? От стиля?

А.Ц. | Бесспорно, стиль нужен. Но начинать любой проект целесообразнее с функциональности объекта: как зашел, что увидел, как дальше удобнее двигаться, куда лучше складывать вещи и т.д. Ни в коем случае нельзя экономить на вещах, к которым будешь точно прикасаться. Словом, пристальное внимание надо уделять не потолку с люстрой, которые далеко, а полу, по которому будешь ходить босиком, и мебели, которой будешь касаться постоянно. Не следует забывать, что тактильные ощущения крайне важны. Все должно быть натуральным. Не надо брать плитку «под дерево», пластик «под камень» и пр. Но даже когда вроде все нормально с точки зрения материалов, планировки, неудачное цветовое решение способно «убить» всю композицию. А создание идеальных органичных пространств рождает интерьеры, из которых буквально не хочется уходить. Наверняка вы не раз ловили себя на этой мысли.

Корр. А такой интерьер может создать обычный человек?

А.Ц. | Вообще обычный человек, особенно много знающий и повидавший, в состоянии сделать себе квартиру со вкусом, но только если он все-таки обратится если не к архитектору, то к специалистам, которые ему правильно набросают схемы светильников, сделают все коммуникации, поставят стены…

Корр. Как выглядят Ваши проекты, созданные в последнее время?

А.Ц. | В данный момент делаю довольно эклектичную квартиру для очень образованной состоятельной грузинской супружеской пары. В этом проекте главная «фишка» была в наиболее функциональной организации пространства. А немного национального колорита мы привнесли лишь в кабинет — место уединения хозяина. Еще недавно закончил проект для очень известных заказчиков, людей из шоу-бизнеса, которых мы все часто видим по телевизору. В основном все переговоры я вел с хозяйкой, на редкость мудрой женщиной, сразу же определившей приоритеты: прованс, старые французские квартиры — с легкой патиной, белыми панелями, атмосферой лаконичности и изысканности одновременно. В принципе это все то, что называют бельгийским стилем, сегодня как раз модным. Безусловно, высшая похвала нашей деятельности, когда разобравшись в психологии, пристрастиях человека, ты создаешь пространство, ему близкое, и тебе от этого необыкновенно приятно.

Корр. Расскажите, пожалуйста, об общественных интерьерах в Москве.

А.Ц. | Самый первый наш ресторан назывался Shatuch. Чтобы грамотно организовать его пространство, мы летали в Лондон, чтобы увидеть, как надо строить подобные заведения, не в духе какого-нибудь тематического «Ходжи Насреддина» или «Белого солнца пустыни». А в ресторане «Чайка», что на Марксистской улице, я на фоне темных стен, строгих книжных шкафов повесил веселые оранжевые шторы, еще раз подтвердившие — текстиль благотворно влияет на настроение. Ткани также решали задачу максимального уюта в клубе-ресторане «Кокон» в Грохольском переулке, больше похожем на арт-объект, чем на общественное заведение, но мы его, думаю, неплохо недавно задекорировали задорной клеткой. Далее на нашем счету кафе «Прадо». Тогда цель была сделать гламурное модное место. В ресторане «Горки» на Тверской преследовалась примерно та же цель — чтобы выглядело по-московски богато и респектабельно. Поэтому мы соорудили антресоль, немного задекорировали стены, привезли роскошный красный мрамор из Германии, сделали лепнину со звездами и гербами. Еще нашему авторству принадлежит сеть «Япошек». По моим эскизам была создана мебель прямых форм, а по стенам мы развесили незамысловатые картинки, отсылающие на Восток. Потом я Аркадию Новикову делал ресторан «Маленькая Япония» с настоящей японской мебелью, большой открытой плитой под названием тепан, витражными окнами, прикрытыми бамбуком и частоколом, и лаконичное кафе «Делис» в кинотеатре «Октябрь». Разумеется, общественные интерьеры я делаю с гораздо большим желанием и пылом, поскольку вижу широкую активную обратную реакцию потом. Помню, с каким драйвом мы до утра рождали идеи, когда создавали клуб «Лето» или знаменитый клуб «Дягилев»! В «Дягилеве» нам хотелось потрясений уже со входа! Поэтому сделали танцпол, на который не сразу было понятно, как зайти, светящиеся карнизы, изменили местоположение сцены, вообще меняли оси. В итоге люди были от нашего творения в шоке в самом хорошем смысле этого слова. Еще мы подвержены чисто московской дизайнерской привычке: любим выпендриваться с туалетами. А сейчас мы заняты несколькими ресторанами в высотке «Москва-Сити». На одном громадном пространстве организуем сразу три открытые друг другу ресторанные зоны: средиземноморскую, с видом на Москву-реку, с множеством зелени; русскую — с гжельскими мотивами на скатертях, с римскими шторами, рисунок которых ассоциативно напоминает бревна деревенской избы; и узбекскую — с куполами с национальным рисунком, свисающими с потолка канатами, похожими на косы танцовщиц...

Корр. Где Вы вдохновляетесь для очередных проектов?

А.Ц. | Много езжу по миру с семьей. Я женат уже восемнадцать лет, у меня жена красавица, двое сыновей пятнадцати и девяти лет, а недавно родилась дочка (улыбается).

Беседовала Елена Грибкова

Поделиться:

Смотрите также

  • Интерьер в стиле Флориды «Звездные» квартиры | №3 (82) '2010 Интерьер в стиле Флориды

    Александр Тодчук — известный стилист, руководитель именной сети имидж-салонов, как никто другой знает, насколько важен внешний вид, подспудно, но сильно формирующий наше ежедневное настроение. Причем внешний вид не только человека, но и интерьера...

  • Карло Рампацци: волшебство в интерьере «Звездные» квартиры | №1 (80) '2010 Карло Рампацци: волшебство в интерьере

    Карло Рампацци — один из известных и экстравагантных европейских дизайнеров. Созданные им оригинальные коллекции мебели для компнии Colombostile, собственная линия мебели Carlo Rampazzi&Sergio Villa, интерьеры знаменитого парижского обувного бутика Berluti, пятизвездочного отеля Carlton в курортном Сент-Морице и другие принесли Рампацци заслуженный успех...

  • Национальные традиции «Звездные» квартиры | №11 (79) '2009 Национальные традиции

    Наталия Шевцова вот уже десять лет возглавляет собственное дизайнерское бюро, создающее жилища удобные и уютные, где хочется как в крепости укрыться от агрессивности современного мира. Основную задачу Наталия видит в эффекте естественной первозданности интерьера, где совсем не были бы видны декораторские усилия...